Главная » ПОЛИТИКА » Путин рассказал в Израиле об очень личном

Путин рассказал в Израиле об очень личном

© РИА Новости / Алексей Никольский / Перейти в фотобанкПрезидент РФ Владимир Путин выступает на церемонии открытия памятника жителям и защитникам блокадного Ленинграда «Свеча памяти» на территории парка «Сакер» в ИерусалимеПутин рассказал в Израиле об очень личном

Татьяна Меликян. Слезы, обиды и обещания, что «все будет хорошо», — мероприятия памяти жертв холокоста в Иерусалиме прошли крайне эмоционально. Надежды простых граждан Израиля оправдались: они услышали приятные новости о судьбе своей соотечественницы Наамы Иссахар. Надежды политиков, впрочем, тоже не пошли прахом, многие добились нужных очков в глазах общественности. Но для российского президента происходящее в этот день стало очень личным переживанием.

«Мама волнуется, но все будет хорошо»

«Прошу, верните ее домой, я по ней очень скучаю», — голос у Яффы Иссахар дрожал. Совсем недавно она вернулась из России, где ее дочь Наама осуждена за контрабанду наркотиков (9,6 грамма гашиша). По плану именно в этот день, 23 января, она должна была отправиться из подмосковного СИЗО в колонию. Видимо, не ожидая больше ничего от российской судебной системы, родственники девушки уповали только на помилование президента. И премьер-министр Беньямин Нетаньяху сумел организовать так, чтобы встречала с Яффой Иссахар стала одним из первых пунктов в программе российского гостя.

Вот уже много месяцев в Израиле дипломатично, но настоятельно подчеркивали: законы соблюдать надо и будучи гостем в России, и будучи гостем в Израиле, но то, что случилось с Наамой, — это прежде всего трагедия молодой женщины, которая оказалась в крайне неприятной ситуации. Общественность уповала на теплые личные отношения Биньямина Нетаньяху и Владимира Путина. В конце концов, как недавно заявил израильский премьер, если б не хороший личный контакт, два государства «давно находились бы в состоянии войны». И хотя такие заявления больше направлены на внутреннюю публику в непростой для премьера период, надежды оправдались.

«Для меня ясно, что Наама из очень хорошей, порядочной семьи, — сказал потом Путин. — Мне известна позиция премьер-министра, который просит принять соответствующее решение (о помиловании. — Прим. ред.). Все это, безусловно, будет учтено». Он добавил: «Мама очень волнуется, я ей сказал, что все будет хорошо».

Слово не дали, слово мне взяли

На Пятом Всемирном форуме памяти холокоста всеми силами старались избежать политики, но не получалось. Сначала стало известно, что президент Украины решил не участвовать в мероприятии, объяснив это тем, что уступает место героям, пережившим холокост. Организаторов это неприятно удивило: во-первых, места героям нашли, во-вторых, Зеленский пересматривал свои планы на ходу. «Вчера утром он подтверждал, что хочет приехать. Но его расписание поменялось, мы не знаем, где он», — пожимал плечами председатель правления «Яд Вашем» Авнер Шалев.

Видимо, Зеленский таким образом выразил недовольство тем, что ему не предоставили слово. На Украине его жестко критиковали за согласие быть молчаливым статистом. Но вариант компромисса между израильтянами и киевскими активистами, похоже, был найден неудачный. Да и возможность пересечься с Путиным хотя бы «на ногах» — а ведь офис Зеленского запрашивал встречу — исчезла.

Отказавшийся приехать в эти дни в Иерусалим президент Польши тоже незримо присутствовал. «Ему предлагали быть основным оратором на торжественном приеме в резиденции президента Израиля — в присутствии прессы. Но подтверждение из его канцелярии мы так и не получили», — объяснял журналистам Моше Кантор, основатель Всемирного форума памяти холокоста.

В Варшаве ответили своеобразно, собрав «специальный штаб», чтобы следить за речью российского президента. Впрочем, свой основной аргумент там уже высказали: Красная армия освободила Освенцим, но не так, как следовало бы, и не тогда, когда следовало бы. Заочный спор Варшавы и Москвы решился довольно просто — прямо в аэропорту Бен Гурион.

Память без умолчаний

Для российского президента эта поездка оказалась максимально комфортной: его ждали и принимали тепло. Владимир Путин едва успел спуститься с трапа самолета, как тут же услышал благодарность. «Я лично хочу поблагодарить вас за освобождение Аушвица, потому что моя мать была в этом концлагере. Мы, те, кто были освобождены, знаем, кто это сделал», — заверил Путина встречавший его глава МИД Израиля Исраэль Кац.

«Красная армия не только освободила Освенцим, но и внесла решающий вклад в победу над нацизмом, — развил тему Владимир Путин на встрече со своим израильском коллегой Реувеном Ривлином. — Наш народ очень пострадал от нацизма. Сорок процентов убитых нацистами евреев — евреи Советского Союза. Поэтому холокост — наша общая трагедия».

Под звуки «Священной войны» и удары ленинградского метронома Путин открыл в Иерусалиме «Свечу памяти» — мемориал героям Блокады. Он говорил о своей семье, о родном городе, в котором вырос: его отец защищал Родину на фронте, а мать была в блокадном Ленинграде с ребенком. Старший брат Путина умер в 1942-м и был похоронен на Пискаревском кладбище среди сотен тысяч других горожан. Его могилу отыскали только через много лет.

Это личная, семейная трагедия, и Путин выступал очень эмоционально. «Памятник — это хорошо, это останется надолго, надеюсь, на века. И открыть его можно по-разному. Но так, как это сделали вы сегодня…» — он не смог подобрать слова и сказал только: «Спасибо». В какой-то момент показалось, что российский президент плачет. Характерным жестом протирал глаза и Сергей Лавров — российский министр иностранных дел сидел в первом ряду, камера на несколько секунд выхватила его лицо.

На форум, проходивший в музее «Яд Вашем», Путин опоздал. Он вошел в зал, когда все уже сидели на местах, а со сцены прозвучали первые выступления. Ривлин, усадивший Путина между собой и Нетаньяху, указал на принца Чарльза. Тот протянул руку для пожатия. За полчаса до этого он по какой-то причине не ответил на приветствие вице-президента США. Ладонь Майка Пенса повисла в воздухе. Досадное недоразумение исправили только после выступления американца со сцены.

Вопреки опасениям организаторов, все выступавшие предпочитали рассуждать об уроках истории, и никто не примешивал сюда сиюминутную политику.

«Мы заплатили за это такой ценой, которая не снилась раньше в самых страшных снах ни одного народа. Двадцать семь миллионов погибших. Мы никогда этого не забудем, — говорил Путин. — Память о холокосте станет уроком и предостережением только в том случае, если она будет полной, без изъятий и умолчаний».

В конце своей речи он сделал предложение, от которого, учитывая ситуацию, было бы крайне сложно отказаться, — провести отдельную встречу глав государств — постоянных членов Совета Безопасности ООН: России, Китая, Франции, США и Великобритании, поскольку именно они несут ответственность за то, чтобы никогда не повторились страшные трагедии прошедшей войны.

«В любой стране, в любой точке мира, где это будет удобно коллегам, — уточнил Путин. — Россия готова к такому серьезному разговору и намерена, не откладывая, направить послания лидерам «Пятерки». И поскольку все они приглашены на 75-летний юбилей Победы, «любой точкой мира» может стать именно Москва.

Источник: ria.ru

Поделиться ссылкой:

Оставить комментарий